,

Выжить и не сломаться

Реклама

Монологи колымских водителей

Монологи колымских водителей

Реклама

Федеральная трасса «Колыма» — это две тысячи километров по территории Крайнего Севера, самая холодная и одна из самых опасных трасс в мире. Зимой температура опускается за минус 60, летом доходит до плюс 40. Дорога проходит через реки, долины, перевалы и узкие прижимы, вокруг заброшенные посёлки и почти отсутствующая инфраструктура — порой до ближайшей заправки нужно добираться триста километров по узкой гравийной дороге, опасно петляющей между сопок.
Корреспондент DV Филиппо Валоти-Алебарди поговорил с опытными колымскими водителями и выяснил, как выжить при температуре в минус 60, почему нет ничего опаснее колымской пыли и как правильно подкармливать медведей.

Картинки по запросу

Константин Мосолов, 49 лет, водитель микроавтобуса из Магадана

Водительский стаж у меня с 85-го года, а пассажиров по колымской трассе я вожу вот уже 19 лет. До этого, в девяностые годы, у нас с женой был небольшой магазин и часто приходилось ездить в Магадан на своём грузовике. Тогда здесь было страшное время, на трассе ветер гулял, сновали бандиты, они и водку возили, и стреляли из ружей на дороге — настоящее Чикаго было. До начала двухтысячных было ощущение, что милиции попросту не существует и на трассе каждый был сам за себя.
Это не материковая дорога, и совершенно правильно её считают одной из опаснейших в России. Но что касается водителей, настоящих профессионалов, которые ездят по трассе, перемещают грузы, людей или выполняют другие важные задания в сжатые сроки, то у них вызовет улыбку, если кто-то скажет, что вот был такой холод, а машина сломалось и чтобы выжить пришлось сжигать колёса.
Я, например, знаю, что когда выезжаю из Магадана и двигаюсь в Усть-Неру, а за окном декабрь или январь, то где-то в час ночи на Артыкской долине меня буду ждать морозы за минус 60 и я прекрасно представляю, что будет происходить с моим автомобилем. Есть такая граница, она чувствуется по металлическим и резиновым частям машины. Всё, что до минус 52 у нас называется «машина дышит», а дальше она уже встаёт колом, теряется 80% всех гидравлических параметров, тормоза, гидроусилитель руля, амортизаторы — всё замерзает, машина не амортизирует и тебя трясёт как колотушка, резина вся стылая и стоять нельзя потому, что она тут же становится квадратной.
Едешь со скоростью 50-60 километров в час, потому что тормозов у тебя фактически нет. Мы льём туда 90%-ый спирт, порой всю жидкость тормозную им заменяем, но даже это не спасает, манжеты всех тормозных цилиндриков состоят из резины, при температуре минус 52 и ниже гидравлика срабатывает с десятисекундным опозданием.

К СЛОВУ СКАЗАТЬ, ЕСЛИ У ТЕБЯ ЗАГЛОХ ДВИГАТЕЛЬ И НА УЛИЦЕ МОРОЗ В МИНУС 52,
ТО У ТЕБЯ ОКОЛО 15 МИНУТ, ЧТОБЫ ПОЧИНИТЬ ПОЛОМКУ

Подготовка машин к зиме у нас очень серьёзная. Ещё осенью начинаем переходить с одних смазок на другие, резину переводим на силикон, в гидравлические вещи льём жидкость, которую полярные лётчики добавляют в топливо самолётов. Машины утепляем, клеим вторые стёкла. С собой обязательно берём тёплую одежду, а ещё примус, газовую плитку, паяльную лампу, запас газовых баллонов и даже какой-нибудь солярогаз. Мало ли что может произойти в дороге — одна плитка откажет, баллоны замёрзнут, или встретишь кого-нибудь, кто окажется в беде.
В начале 2000-х, когда только китайцы приехали сюда торговать, меня наняли, чтобы я повозил их по Тенькинской трассе [ответвление от федеральной трассы «Колыма»]. Был декабрь, мороз за 50. Я им говорю: «Ребят, шибко холодно». Но мы всё равно поехали, а машину мою загрузили тюками как орду бухарскую. И вот среди ночи в одном совсем глухом месте смотрю — стоит КАМАЗ, углём гружёный. Мотор явно не работает, стёкла заиндевевшие, то есть ещё недавно там было тепло, но сейчас всё — холод.
Я останавливаюсь, выхожу, открываю дверь грузовика, а там дядька чумазый лежит. Накрылся ватным одеялом и уснул, чего категорически делать нельзя. Рядом плитка газовая, но баллончик кончился, потух. Я его за ноги выволок, вытащил. Руками, ногами лупил, чтобы хоть как-то в чувства привести, но ничего. Выкинул из машины пару тюков, затащил его туда, растёр водкой, по щекам отхлестал, смотрю — очнулся. Потом оставил его отогреваться чаем, а сам примус бензиновый в кабину ему поставил, нагрел её хорошенько и запас бензина ещё оставил. Китаец, которого я вёз, долго молчал, он с трудом говорил по-русски. Потом говорит мне: «Костя, ты отдал ему эту плитку. А если с нами что-то случится?». Я ему говорю: «У меня ещё есть». «А если у нас бензин кончится?». Я ему отвечаю: «У меня ещё есть».
Не проедь мимо — у нас самое важное правило. Вот вроде бы даже лето и тепло на улице, но если машина стоит на обочине со включёнными аварийками, то ты просто обязан притормозить и, что называется, «пройтись пешком мимо машины». Если человеку что-то нужно — отдаёшь без оглядки. Неважно, знакомый или незнакомый это человек — никогда не жалей. Всё, что отдал, к тебе вернётся. Я в своё время отдавал и лопату, и монтажку, и камеру, и запчасть какую-нибудь, но и мне бывало отдавали. И в аварию я попадал, на трассе неделю жил, а ребята проезжали и кормили, и всё, что нужно было, отдавали. Это у нас непреложный закон.

Выжить и не сломаться авто, история, факты

Реклама

Картинки по запросу

Продолжение на следующей странице!

What do you think?

0 points
Upvote Downvote

Total votes: 0

Upvotes: 0

Upvotes percentage: 0.000000%

Downvotes: 0

Downvotes percentage: 0.000000%